Насколько наши гены действительно ограничивают свободу воли?

Насколько наши гены действительно ограничивают свободу воли?

Многие из нас считают, что мы хозяева своей судьбы, но новое исследование показывает, в какой степени на наше поведение влияют наши гены.

Теперь можно расшифровать наш индивидуальный генетический код, последовательность из 3,2 миллиарда «букв» ДНК, уникальных для каждого из нас, который формирует план для нашего мозга и тела.

Эта последовательность показывает, какая часть нашего поведения имеет сильную биологическую предрасположенность, что означает, что мы можем быть склонны к развитию определенного атрибута или характеристики.

Исследования показали, что гены могут предрасполагать не только наш рост, цвет глаз или вес, но также нашу уязвимость к психическим заболеваниям, долголетию, интеллекту и импульсивности.

Такие черты в той или иной степени записаны в наших генах — иногда тысячи генов работают согласованно.

Большинство этих генов определяют, как схема нашего мозга заложена в утробе матери и как она функционирует. Теперь мы можем видеть мозг ребенка в том виде, в каком он построен, даже за 20 недель до рождения.

В мозгу существуют изменения схемотехники, которые сильно коррелируют с генами, предрасполагающими к расстройству аутистического спектра и синдрому дефицита внимания с гиперактивностью.

Они даже предрасполагают к состояниям, которые могут не возникать в течение десятилетий: биполярному расстройству, большому депрессивному расстройству и шизофрении.

Мы все чаще сталкиваемся с перспективой того, что предрасположенность к более сложному поведению аналогичным образом заложена в нашем мозгу.

К ним относятся, какую религию мы выбираем, как мы формируем нашу политическую идеологию и даже как мы создаем наши группы общения.

Природа и воспитание переплетаются.

Есть и другие способы, которыми наши жизненные истории могут передаваться из поколения в поколение, помимо того, что они вписываются в нашу ДНК.

«Эпигенетика» — относительно новая область науки, которая может показать, насколько взаимосвязаны природа и воспитание.

Изучается не изменения самих генов, а «метки», которые накладываются на гены из жизненного опыта, которые изменяют то, как наши гены выражаются.

В одном исследовании 2014 года изучались эпигенетические изменения у мышей. Мыши любят сладкий запах вишни, поэтому обнаружив его, в мозгу загорается зона удовольствия, побуждая их суетиться и искать угощение.

Исследователи решили связать этот запах с легким поражением электрическим током, и мыши быстро научились замирать в ожидании.

Исследование показало, что эта новая память передавалась из поколения в поколение. Новое поколение мышей боялись вишни, хотя сами не испытали на себе удары током.

ДНК предыдущего поколения изменила свою форму, оставив отпечаток опыта, переплетенный в генах.

Это текущие исследования и новая наука, поэтому остаются вопросы о том, как эти механизмы могут применяться к людям. Но предварительные результаты показывают, что эпигенетические изменения могут повлиять на потомков переживших чрезвычайно травмирующие события.

Одно исследование показало, что у сыновей военнопленных Гражданской войны в США уровень смертности к середине 40-х был на 11 процентов выше.

Другое исследование показало, что пережившие Холокост и их дети несли эпигенетические изменения в гене, который был связан с их уровнем кортизола, гормона, участвующего в реакции на стресс.

Это сложная картина, но результаты показывают, что у потомков более высокий уровень чистого кортизола и, следовательно, они более подвержены тревожным расстройствам.

Есть ли у нас свобода воли?

Конечно, дело не только в том, что наша жизнь высечена в камне мозгом, с которым мы родились, ДНК, данной нам нашими родителями, и воспоминаниями, переданными от наших предшественников.

К счастью, возможности для изменений еще есть. Как мы узнаем, между нервными клетками формируются новые связи. По мере того как отрабатывается новый навык или обучение, связи укрепляются, а обучение закрепляется в памяти.

Если память тренируется постоянно, возникнут маршруты электрических сигналов в мозгу, а это означает, что выученное поведение становится привычкой.

Возьмем, к примеру, езду на велосипеде. Когда мы родились, мы не умеем ездить на нем, но путем проб и ошибок и нескольких падений мы можем научиться этому.

Подобные принципы создают основу как для восприятия, так и для навигации. Мы создаем и укрепляем нейронные связи, когда перемещаемся по окружающей среде и вызываем наше восприятие пространства, которое нас окружает.

Элегантная техника.

Это исследование затрагивает одну из самых больших загадок жизни: нашу индивидуальную способность к выбору.

Для меня есть что-то прекрасное в том, чтобы рассматривать себя как элегантную машину. Вводные данные из мира обрабатываются в нашем уникальном мозгу, чтобы произвести вывод, который является нашим поведением.

Биологический детерминизм, идея о том, что человеческое поведение полностью врожденное, справедливо заставляет людей нервничать.

Отвратительно думать, что ужасающие действия в нашей истории были совершены людьми, которые были бессильны их остановить, потому что это вызывает опасения, что они могут повториться снова.

Признание биологии, которая влияет на нашу индивидуальность, может затем дать нам возможность лучше объединить наши сильные стороны и использовать нашу коллективную когнитивную способность для формирования мира к лучшему.

Ханна Кричлоу, научный сотрудник Колледжа Магдалины Кембриджского университета.

Статья переиздана из The Conversation.

logo